Ильдар Киньябулатов: Работаем 90 часов в неделю.

«Через 20 лет я  хотел бы жить с пониманием, что успел сделать что-то важное и стоящее для людей», — признается  Ильдар Киньябулатов. Улыбаюсь, другого ответа я и не ждала от него.  Ильдар является чуть ли не первопроходцем в сфере Башнета – за его плечами перевод интерфейса «Вконтакте» на родной язык, разработка башкирской клавиатуры для Android и Мac OS,  выпуск приложения «Башкирское радио» и другие проекты. В перспективе – создание башкирской электронной библиотеки. Что же будет через 20 лет?kSr4S3cb_zE

А еще он оказался очень интересным собеседником: начали разговор о развитии башкирского интернет пространства, а в конце он объяснял мне о значении акционизма в современной культуре.

Книги — Ф. Заппа «Настоящая книга Френка Заппы», Ли Куана Ю «Из третьего мира – в первый. История Сингапура», Ч. Айтматов «И дольше века длится день», М.Карим «Озон-озак баласак».
Фильмы — А.Тарковский «Зеркало», фильмы французской и итальянской новой волны, фильмы режиссера Отара Иоселиани.
Место отдыха — лучший отдых — отдых от самой работы. Например, после хорошей выставки я чувствую себя обновленным.

Девиз – Мы работаем 90 часов в неделю.

Ильдар, начнем с рассказа о том, где родился и вырос.
Я родился и вырос в Стерлитамаке. Несмотря на то, что жил в городской среде, к национальной культуре меня прививали с детства: до сих пор помню, как мама рассказывала на ночь башкирские народные сказки. В школьные годы интересовался рисованием, дизайном и музыкой. Было время, когда думал, что стану композитором, однако эта мечта так и осталась мечтой, хотя музыкой интересуюсь и по сей день. В старших классах увлекся автомобильным дизайном и решил связать свою жизнь именно с этим направлением проектирования. Этой профессии в то время обучали всего в трех городах России: в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. Несмотря на то, что мои родители были против, я выбрал столицу… Видимо, интуитивно тянулся к центру. Здесь отучился в Московском государственном машиностроительном университете (МАМИ).

Насколько я знаю, карьерный путь ты начинал в Уфе. Почему решил обратно перебраться в Москву?
Да, пришлось переехать. Без опыта работы, жилья, родственников было бы тяжело. Там я начал работать графическим дизайнером в полиграфии. Это вроде бы тоже «дизайн», но оказалось для меня чем-то новым, многим вещам приходилось учиться почти с нуля, осваивать специфические технологии и программы. Однако вскоре мне стало скучно в полиграфии, и я решил сменить направление деятельности и начал заниматься веб-дизайном. Отмечу, что IT на сегодняшний день одна из самых перспективных отраслей. Когда понял, что набрался необходимого уровня, решил вернуться обратно в Москву. Устроился в «Комсомольскую правду», к слову сказать, к нынешнему сайту издания я имею прямое отношение. Затем меня позвали в одну из топовых студий Москвы в области веб-дизайна.

Расскажи о своих башкирских проектах. Когда, как, зачем, каким образом…
Во время подготовки к Всемирному Курултаю башкир моя сестра, участвовавшая в его организации, попросила меня рассказать о моем видении развития нашего народа. Мои первые мысли о судьбе Башкортостана появились именно тогда. А причиной возникновения первого проекта – башкирской клавиатуры для Android – стало приобретение моим папой планшета, который был возмущен тем, что не может печатать на устройстве на родном языке. Я решил исправить это и довольно быстро, вместе с другими разработчиками сделал приложение и словари к нему.

X3N9FSsM8Lo

Следующим важным проектом стал перевод «Вконтакте» на башкирский язык. Здесь я скорее исполнял роль менеджера, хотя и переводами занимался активно. В осуществлении замысла участвовало много людей, в числе которых журналисты, писатели, учителя и студенты. Уверен, что они все получили большое удовольствие и бесценный опыт от проделанной работы. Затем я выпустил башкирскую клавиатуру для Мac OS – сделал ее в первую очередь для себя. Далее пошли более мелкие проекты, в числе которых  приложение «Башкирское радио»  для Android, новые шрифты, адаптированные под башкирский, татарский и другие языки, создание рейтинга самых популярных башкирских групп «Вконтакте» и пр.

Каким будет следующий шаг?
На сегодняшний день занимаемся созданием башкирской электронной библиотеки. Это, пожалуй, самый важный проект из всех, поскольку он несет огромное значение для сохранения литературного наследия башкирского народа. Особо отмечу, что разработка сайта — только малая часть работы. Гораздо сложнее наполнить библиотеку. Поэтому нам требуются волонтёры, готовые взять на себя поиск уже оцифрованных книг в интернете и сканирование новых.

Ильдар, зачем ты этим занимаешься? Как я понимаю, экономической выгоды эти проекты тебе не приносят…
Понимаешь, Рунет развивался точно по той же схеме, что и Башнет. Его разработкой и развитием занимались энтузиасты, которые сегодня являются крупными интернет бизнесменами. Я верю, что и мы дорастем  до такого уровня. В этом плане мою деятельность можно рассматривать как глобальный бизнес-проект. Также в этом вопросе есть идеологическая сторона — многие проекты априори не могут приносить прибыли, но тем не менее они должны существовать, поскольку несут большую ценность для развития народа во всех планах.

Но ведь масштаб Рунета нельзя сравнивать с масштабом башкирского интернета!
Искать примеры только на уровне российского интернет пространства является ошибкой, иногда очень полезно обращаться к мировому опыту. В контексте нашего разговора могу привести примеры Эстонии и страны Басков. Эстонский национальный интернет довольно существенный, хотя численность населения страны составляет чуть более 1 млн. жителей (а численность башкир — 2 млн.!). Сегодня существует 34 тысячи сайтов на эстонском языке. А пример страны Басков демонстрирует нам то, как можно успешно развиваться, в том числе и в плане развития национального интернета, живя в составе какого-то государства.

Есть ли люди, которые могут соперничать с тобой в Башнете?
Уверен в том, что есть. И талантливее меня. Сегодня перед башкирским народом стоят серьезные культурные проблемы, поэтому без таких людей просто не обойтись.

Культурные проблемы?
Именно. С 90-х годов процесс переосмысления культуры у нас не сдвинулся с места, а это является непременным условием развития. К сожалению, у нас на протяжении многих лет единственным образцом для подражания был советский.Никакого переосмысления не было. Сейчас этот процесс начал размораживаться. Например, башкирский рок в том виде, в котором существует, — это переосмысление. Они не пытаются копировать то, что было в XIX или XX веке, а применяя основные культурные коды, придумывают что-то новое, свое. Предлагают свой вариант нашей культуры.

Как этот процесс продвигается в сфере дизайна и архитектуры?
В сфере дизайна этот процесс не то, чтобы заморожен, а его просто нет. Сегодня мы наблюдаем, как берутся несколько орнаментов, при этом не совсем типичных для башкирской культуры, и тупо везде копипастятся. А такого понятия, как башкирская архитектура, вовсе не существует. Почему-то у нас очень модно везде использовать юрты. Во дворе XXI век, о каких юртах вы говорите? Понимаешь, сегодня туристам в Уфе смотреть не на что. Единственным примером может служить здание Конгресс-Холла — видно, что архитектор  хотя бы попытался задуматься об этом, и внес элементы национального стиля. Кстати, этот процесс в Татарстане идет с большим опережением.

О насущном. Сегодня на наших глазах широко развернулось такое явление, как информационная война. При том не только на российском, но и на мировом уровне. Как человек, работающий в том числе в информационной сфере, скажи, как и где искать правдивую информацию?
Необходимо помнить, что честность ресурса никак не зависит о размера его аудитории, даже если она многомиллионная. Всегда нужно искать альтернативные источники информации, изучать все точки зрения, и только потом составлять свою картину мира. А от явной пропаганды себя лучше ограждать.

Патриот должен жить на исторической родине?
Отвечу на своем примере. Я как специалист вполне интегрирован в московское сообщество дизайнеров, столичную корпоративную среду. В то же время чувствую тесную связь с родной культурой, по мере возможностей вношу свою лепту в ее развитие. Для меня первое никак не противоречит второму. Я убежден, что нельзя ориентироваться только на то место, где родился. Необходимо это осознать каждому представителю нашего народа. Этот перелом может принести исторические результаты. В этом контексте могу привести пример татар или евреев.

И напоследок…

Правила жизни от Ильдара Киньябулатова.

  1. Если я что-то решил, то пускаюсь во все тяжкие, чтобы реализовать идею. Ценю действия, а не слова.
  2. Я постоянно получаю новые знания, для меня образовательный процесс непрерывен.
  3. Большую часть моего времени составляет анализ моей собственной жизни. Я все время пытаюсь осмыслить, на каком уровне нахожусь, правильно ли делаю и куда иду.

К слову, об образовании. Насколько сегодня важен диплом?
Это очень сильно зависит от отрасли деятельности. Многие сферы довольно консервативны, и в них без специального образования не обойтись. Например, если пустить на самотек медицину, страшно представить, что из этого выйдет. А есть сферы, где это полностью не работает, в основном в профессиях так называемой новой экономики. Приведу простой пример. К работодателю, который хочет нанять дизайнера, приходят два кандидата. За плечами у первого — пять лет опыта работы в данной сфере, но он без «корочки», а у второго опыта нет, но есть диплом. Ну и кого, думаешь, возьмут на работу?

Что тебя вдохновляет?
Вдохновляют люди, которые живут на острие прогресса. Их не всегда принимает современное общество. Они что-то открывают, и только через 20 лет это становится общественным достоянием. В сфере музыки это композиторы-минималисты Джон Кейдж, Филипп Гласс, в изобразительном искусстве – Казимир Малевич, Василий Кандинский, Марк Шагал, Эль Лисицкий, в IT сфере — Стив Джобс.

Есть ли у тебя наставники?
Я учусь на собственных ошибках.

Место встречи — г. Москва, «Кофе-хаус» на Большой Толмачевской, дата — 30.09.14, время общения — 3 часа 35 минут.


Комментарии: